Друг детства

ОКНО В ДОНБАСС
Позавчера написал умный текст, про клановую борьбу в республиках, подобрал концептуальные иллюстрации (достаточно циничные), поставил в очередь на публикацию, а утром произошло то, после чего этот текст и картинки выглядели бы слишком цинично. Пришлось удалить.

Вспомню лучше историю про друга детства, уличного солдата, хулигана, бабника, харизматика и настоящего воина. Жил он так, что стены Апрашки дрожали, Питер 90-х был его родным домом. Красавцем друг не был, уличные побоища, алкоголь, роковые женщины и тюрьма в нескольких поколениях отпечатались на его опричном лице. Фамилия у него тоже была опричная и хлесткая, как кнут. Центровые тусовки Питера боялись и уважали моего друга.

Погибнуть он мог тысячи раз и смерти точно не боялся, но не погиб тогда,
когда было его время.

Встретил его как-то через много лет после детства. Друг колол амфетамин, спал с панкухой в страшных наколках и работал на стройке. От уличного солдата не осталось ничего, кроме острых скул и злого взгляда. Потом он упал с крыши дома, во время ремонтных работ. Умер быстро.

Много раз думал про друга: а может, остался бы там, в эпохе, когда он говорил: «Гусары сигарет не покупают». Забирая при этом пачку сиг у прохожего неформала.

У каждой эпохи есть свои герои. Уходит эпоха и забирает своих людей.
Не сразу, так скоро.
Игорь Старков / 09 февраля 2016