Главный бой
танкиста «Серого»

ОКНО В ДОНБАСС
Впервые мы встретились с «Серым» в палате Донецкой травматологии 30 марта 2015 года. Одетый в новенькую «горку», с коротко стриженным ежиком седых волос, он сидел на больничной койке и руками сгибал-разгибал негнущуюся ногу. «Вот, разрабатываю, после ранения, — улыбнулся он. — Это мое первое, раньше не цепляло!»
«Серый» на войне с сентября 2014 года. Родился в Торезе, всю жизнь проработал на шахте. Как и многие, служил в Советской Армии в танковых войсках. И когда в июле он пришел в ополчение, «Серого» направили на курсы механиков-водителей современной боевой машины Т-72. «Я в армии еще на Т-54 служил. А в «учебке» у нас вообще Т-34 были! Сначала боялся, думаю: «Как с таким монстром справиться?» Но, потом ничего, привык. Руки—ноги помнят, что делать. Нас в Советской Армии хорошо учили, на совесть!», — рассказал он. А в сентябре 2014 года танкисты приняли свой первый бой под Еленовкой.

«Я через Донецк на Еленовку ехал — гордость была, уверенность в себе. Так оно и вышло. Дали им чертей!», — улыбается танкист. Впрочем, доставалось и нашим. «Я за несколько месяцев поменял три машины и три экипажа. Ребята, Слава Богу, живы. А вот машины, как бы это сказать, помялись», — бесхитростно говорит он.
Главный бой в своей жизни «Серый» принял 12 февраля 2015 года в селе Логвиново, что стоит на трассе Дебальцево — Артемовск. Именно там донецкие воины захлопнули «крышку» Дебальцевского котла. Именно там яростно огрызался враг, пытаясь вырваться из западни. Бой «Серого» и его товарищей стал легендой, примером высокого боевого мастерства, мужества и самоотверженности.

И снова «Серый» вспомнил добротную военную школу Советской Армии: «Все свои позиции мы «делали ногами», как учили в Советской Армии. Прошлись, посмотрели варианты, куда отходить. Оборудовали основную позицию, запасную. И так вышло, что 12 февраля мы выскочили на основную позицию и опередили «укров» минуты на две раньше, до того, как они нас заметили».

Так вышло, что против одного нашего вышли сразу три украинских танка — один Т-72 и два Т-64. «Получилось три машины против нашей одной, — продолжил танкист свой рассказ. — Шансов у нас не было. Но, они нас не заметили! Они шли сверху, и если бы заметили — расстреляли нас».

«Серый» потер подбородок, что-то вспоминая, а потом сказал: «Наводчик у нас классный! Мы ехали, а он говорил: «Я сегодня в кого-нибудь попаду! Точно попаду!» А командир смеялся: «Попади хоть в кого-нибудь!»

Расстояние между украинскими танками и донецкой машиной было 980 метров. Первым же выстрелом наводчик нашего танка с позывным «Зверь» сразу попал кумулятивным снарядом в башню вражеского и ее оторвало. Потом подбил второй. Но, военная удача в скоротечном современном бою переменчива. Наш танк был подбит. «Потом у нас заклинило пушку. Они попали в нас, сбило командирский люк. Машина загорелась, ребята выскочили, потом я. Я ее отвел под насыпь, машина была на ходу, нормально. Хотел спасти, так сказать. Но они на другой день просто расстреляли ее пустую. Экипаж был живой: командир контуженый, у наводчика повреждена нижняя челюсть», — рассказал «Серый».
Передав раненых товарищей в руки санинструкторов, «Серый» решил остаться вместе с пехотинцами, продолжая выполнять боевую задачу: «После того, как их эвакуировали, я остался, нас отрезали. Еще целый день мы отбивались в окружении с пехотинцами». В ходе интенсивного боя танкист был ранен и начал ползти, выходить на более безопасное место. В это время, словно преследуя «Серого», рядом появился недавний противник, украинский Т-64, тот самый, что подбил нашу машину. «Потом меня зацепило, пришлось километра два выползать по полю на наши позиции, на высоту. В это время вниз опустилась третья «укровская» машина Т-64, она расстреливала пехоту. Она выехала на трассу Дебальцево — Артемовск и подставила борт. И наши с высоты ее расстреляли. А я как раз лежал метрах в двадцати от нее, под насыпью. И скатывается ко мне украинский танкист обгоревший. Пришлось стрелять в упор… А он кричит на русском: «Брат, не стреляй!» Но, выбирать не приходилось…», — было видно, что «Серому» неприятно говорить об этом, но такова суровая правда войны.

К своим удалось выйти только через несколько часов: «Справа на поле были «укропы», там стояли четыре «бэхи» (боевые машины пехоты, БМП — прим.), слева — наша высота. А между ними я. Будешь шевелиться — и те, и другие заметят, пристрелят, долго разбираться не будут, — смеется он. — Так что, пришлось ждать, пока наши «семьдесятдвойки» не пошли в атаку, а за ними пехота. Когда они подошли метров на сто, начал махать руками, кричать, что свой. Так меня нашли».

«Серый» снова потер подбородок и добавил: «Танкисту против танкиста тяжело воевать. Ты знаешь, что он сделает, он знает, что ты сделаешь. Такие, брат, дела!».
11 мая 2015 года, за весомый вклад в оборону своей Родины, проявленное мужество и храбрость, в соответствии с Указом Главы ДНР № 167 от 5 мая 2015 года, механику-водителю танка Т-72 Сергею Ракуленко («Серому») было присвоено звание Героя Донецкой Народной Республики и вручена медаль «Золотая Звезда» № 015. Вместе с ним Героями ДНР стали члены танкового экипажа, командир танка Валерий Быбко («Буран») и наводчик Андрей Зайцев («Зверь»).

В настоящее время «Буран» и «Зверь» продолжают службу в рядах вооруженных сил, передавая свои знания и опыт молодому поколению танкистов. 9 мая 2017 года, на военном параде, Герой Донецкой Народной Республики Валерий Быбко провел по главной площади Донецка легендарный советский танк Т-34-85.

А вот Сергей Ракуленко оставил военную профессию, полученное ранение не дает полноценно выполнять свои обязанности. Будете в Торезе — навестите его! Донецкий мужик, донбасский характер, для него шахта — работа, и война — работа. Такой он, торезский шахтер «Серый», такой был главный бой его жизни.
Алексей Акутин / МИА Новороссия / 28 июня 2017

В оформлении использованы фотографии панорамы
«Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом»