О КОМПРОМИССАХ НА ВОЛЧЬЕЙ ТРОПЕ
ОКНО В ДОНБАСС
О КОМПРОМИССАХ
НА ВОЛЧЬЕЙ ТРОПЕ
ОКНО В ДОНБАСС
Однажды десятилетняя я брела ранним утром в школу. Была середина зимы, ночью выпал снег, а дворники так рано у нас не просыпались. Приходилось пробираться в снегу по узкой тропинке шириной в след от одного сапога. Здесь прошло ещё не так много людей, она больше похожа на волчью тропу. Идешь себе, балансируешь, чтобы не съехать по колено в снег.

Неожиданно навстречу на тропе появился человек. Вполне обычный горожанин, какие вокруг. Тропинки не хватит, чтобы разминуться на ней, не сходя в глубокий снег.

Мимолетный взгляд – и мы оба делаем один шаг в стороны.
Он топит левый ботинок в снегу, я – правый.

Тогда я поняла, что такое компромисс. И долгое время жила
с убеждением, что все понимают справедливую суть этого явления. Со временем стало ясно, что не все готовы жить с потерями и лишениями для себя, даже если это такая мелочь,
как завалившийся в ботинок снег. Можно было еще кому-то повернуться и пройти часть пути обратно, но кому хочется в морозный день удлинять путь? Впрочем, иногда можно.
Однажды десятилетняя я брела ранним утром в школу. Была середина зимы, ночью выпал снег, а дворники так рано у нас не просыпались. Приходилось пробираться в снегу по узкой тропинке шириной в след от одного сапога. Здесь прошло ещё не так много людей, она больше похожа на волчью тропу. Идешь себе, балансируешь, чтобы не съехать по колено в снег.

Неожиданно навстречу на тропе появился человек. Вполне обычный горожанин, какие вокруг. Тропинки не хватит, чтобы разминуться на ней, не сходя в глубокий снег.

Мимолетный взгляд – и мы оба делаем один шаг в стороны. Он топит левый ботинок в снегу, я – правый.

Тогда я поняла, что такое компромисс. И долгое время жила с убеждением, что все понимают справедливую суть этого явления. Со временем стало ясно, что не все готовы жить с потерями и лишениями для себя, даже если это такая мелочь,
как завалившийся в ботинок снег. Можно было еще кому-то повернуться и пройти часть пути обратно, но кому хочется в морозный день удлинять путь? Впрочем, иногда можно.
И начинаешь выбирать – готов или нет уступить. Если жить в здоровом обществе, то горожане вокруг вызывают доверие и нередко уважение, а еще они способны на взаимопонимание.
Но попадаются такие злобные или нахальные персоны, которых просто хочется проучить, чтобы повадно им было.

И вот, уважение и моральная близость к человеку, к тому,
что стоит против тебя, становится определяющим фактором
в вопросах компромисса. Если жить простой бытовой жизнью,
этот факт можно даже не заметить. Но ведь иногда такие тропинки пролегают не через снег, а через грязь, болото или кровь. И этот фактор становится значимей, его цена растет
и уже исчисляется в судьбах и лишениях, которыми мы готовы поплатиться – или которыми хотим взять.
И начинаешь выбирать – готов или нет уступить. Если жить в здоровом обществе, то горожане вокруг вызывают доверие и нередко уважение, а еще они способны на взаимопонимание. Но попадаются такие злобные или нахальные персоны, которых просто хочется проучить, чтобы повадно им было.

И вот, уважение и моральная близость к человеку, к тому, что стоит против тебя, становится определяющим фактором в вопросах компромисса. Если жить простой бытовой жизнью, этот факт можно даже не заметить. Но ведь иногда такие тропинки пролегают не через снег, а через грязь, болото или кровь. И этот фактор становится значимей, его цена растет и уже исчисляется в судьбах и лишениях, которыми мы готовы поплатиться – или которыми хотим взять.
Сегодня, в перерывах между котлами и обострениями, мы часто рассуждаем о возможном компромиссе с бывшими согражданами. «Грады» эти мысли быстро заглушают, но когда звон в ушах проходит, сменяясь чуть долгой тишиной.., - вспомните, совсем недавно мы всерьез говорили об этом.

Покажите мне дончанина, который сегодня не матерился, хотя бы про себя.
И пусть он скажет, что думает о компромиссах.
Фото, видео: Геннадий Дубовой,
Олег Никитин, Михаил Андроник,
Денис Григорюк;
Плакат: Виктор Корецкий