Конец
гражданской
войны

ОКНО В ДОНБАСС
Когда мы говорим «гражданская война», что мы имеем в виду?
Обычно это означает войну между гражданами одной страны.

Граждане ДНР признаны Россией как представители отдельного государства, хотя
и очень молодого. Очень близкого: ведь паспорта их на русском языке и выглядят так, что далеко не каждая кассирша определит впопыхах, что они не российские. Масштабный передел собственности обрушил на корню старые цепочки и дал пространство новым идеям. Тут, как говорится, главное не прос(п)ать момент,
в том смысле, что не допустить нашествия людей старых взглядов. Но как бы кто
ни пытался принизить значение символов этой святой земли, территория ДНР вплотную приблизилась к точке легального и убедительного существования.

Это говорит в первую очередь о том, что гражданская война, как понятие, больше
не соответствует тону происходящего на Донбассе. За годы войны республики стали влиятельны, а потустороннее разваливающееся государство обветшало до перво-бытного состояния. И в конфликте сталкиваются уже не граждане одной некогда страны, а граждане двух разных государственных формирований – одно на спаде, другое в зачатке.

России тем временем нужно переходить к новому этапу интеграции Донбасса. Первая часть касалась эмоционального принятия свершившегося, - она пройдена и закреплена. Теперь время действий практического, даже бытового плана. Тем более, задач накопилось множество, помимо гуманитарных.
Каждый год мы все более внимательно пересматриваем свидетельства недавнего прошлого. Острое воспоминание, маркированное 2014 годом, не дает покоя и заставляет снова и снова рефлексировать, возвращаться к нему. Почему я конкретно поступил так, а не иначе? Какие причины были у тех и иных событий? Что мы видели на самом деле, а что нас заставили помнить?

Например, есть много вопросов к уехавшим мужчинам, хотя на первых порах
это был простой ответ: «А в кого там стрелять?» Наши отцы выросли на примерах Великой Отечественной, они могли стрелять только в иноземных фашистов, говорящих на чужом языке. Гражданские же столкновения вспоминались с содроганием, ибо принять до конца последствия той вспышки неприятия многие
не могут до сих пор. Да и сама мысль, что бывшие сограждане разучились слушать и понимать, казалась сверхъестественной поначалу. Верилось в диалог и вот это всё.
Все последние события с двух сторон показывают, что два разъединившихся государственных формирования задраивают люки на границе разлома. Грядут новые форматы, неожиданные решения, уверенный курс домой. Россия не могла
бы принять к себе Украину, потому что ее люди чувствуют себя другими. И пусть, - только пусть не забывают свою совесть. А вот принять новых граждан молодой республики с паспортами на русском языке – другой разговор. На это все нужны
годы и десятилетия, но факт окончания гражданской войны – событие из разряда эпохальных в этой цепочке. Но маленькая дружественная республика постепенно прирастет к большой Маме, растворится в ней, перестав быть такой особенной,
как сегодня – и станет обычной русской землей, со всеми правами и обязанностями.
Картины: Павел Рыженко / 13 марта 2017