Ось экологического зла

ОКНО В ДОНБАСС
Более 10 чрезвычайно опасных для окружающей среды промышленных объектов расположены к западу от границы Донецкой Народной Республики
Экологические проблемы Донбасса давно стали очередным инструментом войны. Киев использует эту тему, как повод выпросить у своих западных кураторов очередной барыш или партию летального оружия.

«Украина в 2016 году запустила кампанию по дискредитации Республики в части обеспечения экологической безопасности. Цель - убедить Запад, что у нас неуправляемая, непредсказуемая ситуация, которая скоро приведет к экологической катастрофе и тогда пострадают все, включая Европу. Этот посыл должен, по замыслу укростратегов, лечь в основу привлечения вооруженных посредников, которые обеспечат здесь порядок», - говорит председатель Государственного комитета по экологической политике и природным ресурсам при главе Донецкой Народной Республики Роман Кишкань.

В интернете недавно появился и был активно растиражирован неутешительный прогноз украинского эксперта Евгения Яковлева о будущем Донбасса. С высокой долей вероятности наш регион, по мнению специалиста, станет зоной техногенного бедствия. И не последнюю роль в этом процессе автор материала отводит двум опасным шахтам – «Юный Коммунар» и «Александр-Запад».

Обе шахты находятся в процессе ликвидации. На шахте «Юнком», где в 1979 году на глубине 903 метров был произведен исследовательский ядерный взрыв (всем известный объект «Кливаж»), в настоящее время водоотливы на всех горизонтах работают в штатном режиме. В течение более 30 лет уровень радиоактивности ни разу не превысил фоновые значения ни в горных выработках, ни в шахтных водах. Вопрос способа консервации шахт рассматривается специалистами и будет окончательно решен после проведения экологической экспертизы проекта ликвидации шахт.

Другими словами, Киев, как и всегда, выворачивает проблему наизнанку. Пока в ДНР укрепляют природоохранную службу, разрабатывают и претворяют в жизнь проекты по предотвращению экологических бед, украинская сторона продолжает игнорировать инфицированные гнойники на своей стороне, которые вот-вот готовы взорваться и спровоцировать настоящие катастрофы.

Если для территории ДНР характерны проблемы, главным образом, горнодобывающей промышленности и металлургии, то к западу от границы республики расположено более десятка чрезвычайно опасных для окружающей среды промышленных объектов, представляющих собой химическую и коксохимическую отрасли. И вместо того, чтобы решать эти проблемы, Киев, наоборот, сворачивает работу экологической инспекции, отменяет экологический контроль, выдачу разрешений на загрязнение окружающей среды, сводя тем самым к нолю какую бы то ни было экологическую политику в регионе. Госкомитет лесного хозяйства в Украине расформирован. Зияют пустоши в краснолиманских лесах. На продажу эшелонами идут стволы из НПП «Святые горы» - «легкие» нашего края. Есть сведения о намерении упразднить вообще экологическую инспекцию. Но самое ужасное - состояние промышленных кластеров. Это самые настоящие бомбы замедленного действия, расположенные у инфраструктурных магистралей жизнеобеспечения всего Донбасса, таймеры у которых почти на исходе...
Славянск
Среди объектов, которые вносят свой «вклад» в процесс повышения минерализации вод Северского Донца, необходимо назвать Славянское ПО «Химпром». Некогда один из крупнейших союзных заводов химической промышленности. В 90-х годах предприятие обанкротилось и прекратило свою производственную деятельность. Более того, этот экологически опасный объект был фактически брошен на произвол, никто не занимался решением оставшихся здесь проблем. А их было немало. Ведь за многолетнюю работу образовались сотни тысяч тонн жидких и твердых токсичных отходов, утилизация которых была технологически и финансово очень сложной задачей.

Вспомним, к примеру, историю с «желтым фосфором». Чрезвычайно взрывоопасное и токсичное вещество, возгорание которого привело бы к катастрофическим социальным и экологическим последствиям. Просроченные отходы долго и неаккуратно загружали в цистерны, затем транспортировали для утилизации в Казахстан. Однако, территория по сей день не рекультивирована, и с осадками многие загрязнители по-прежнему попадают в гидрографическую сеть.

К сожалению, на территории заброшенного и слабо контролируемого нынче предприятия остался накопитель жидких химических отходов – «Белое море». Огромный по площади и объему - около 2 кв. км. Расположен на левом берегу р. Казенный Торец. Представляет собой емкость, созданную насыпными по всему периметру дамбами. Солесодержание в отходах на порядок выше, чем в морской воде, кроме того, содержатся высокие концентрации различных токсичных веществ, «благодаря» которым стоки имеют бирюзовый цвет.

Отборы проб воды в р. Казенный Торец, которые проводились до войны, выявляли более высокий показатель солесодержания в придонном слое, нежели на поверхности. Это можно объяснить разгрузкой более тяжелой соленой дренажной воды в придонном слое реки, которая медленно «сползала» в р. Северский Донец. В межень, при значительном снижении расходов воды в р. Северский Донец, это приводило к заметному увеличению минерализации.

Определить, каково влияние завода, до которого никому нет дела, сегодня сложно из-за отсутствия здесь лабораторного контроля, но все же возможно. Вниз по реке Казеный Торец расположен ООО «СФС «Трейд» (бывшее ЗАО «Славолия»). Так вот согласно лабораторным исследованиям качественного состава речной воды, отобранной в 2016 году выше сброса возвратных вод ООО «СФС «Трейд», выявлены следующие концентрации веществ: сульфаты – 820,5 мг/дм куб. (8,2 ПДК), хлориды – 331,9 мг/дм куб. (1,1 ПДК), минерализация – 2347 мг/дм куб. (2,3 ПДК), БПК 5 – 9,02 мг/дм куб. (4 ПДК), ХПК – 32,62 мг/дм куб. (2,2 ПДК). То есть, на лицо превышение допустимых концентраций.

Безответственность чиновников Украины в отношении Славянского ПО «Химпром», достаточно проблемного объекта, в любой момент может привести к экологической катастрофе. Так, например, если дамба "Белого моря" не выдержит, миллионы кубометров токсичных стоков уничтожат большую часть живых организмов в реках, застопорится работа всех водозаборов (питьевых, промышленных, оросительных)… Поэтому состояние дамб накопителя, а по возможности и химический состав вод, крайне необходимо тщательно контролировать.

Константиновка
Константиновский государственный химический завод – одно из самых старых предприятий в своей отрасли - крупный промышленный загрязнитель, находящийся на территории, временно подконтрольной Украине.

Специализировался завод на производстве серной и соляной кислоты, огнетушительного порошка и ряда различных растворителей. Из-за тяжелого финансового положения предприятие полностью прекратило свою работу в сентябре 2016 года. Был утвержден план санации завода, и предполагалась его продажа по аукционному принципу. Но украинский Апелляционный суд Донецкой области признал химзавод банкротом и принял решение о его ликвидации.

Несмотря на отключение электроэнергии и полную остановку производственных мощностей завод остается потенциально опасным объектом, способным оказать негативное воздействие на окружающую среду. Ведь за годы работы предприятия здесь накоплено большое количество химических отходов. Они хранятся как в емкостях на территории самого завода, так и в местах удаления отходов – в шламонакопителе.

Он был введен в действие в 1987 году и продолжает использоваться несмотря на то, что расчетный срок его эксплуатации всего 11 лет. Согласно техническому паспорту, проектный объем удаленных отходов составляет 4020 тыс. тонн, но фактически в нем накоплено 6400 тыс. тонн. Что они собой представляют? Высокоминерализованные сточные воды. Среди опасных составляющих: железо и его соединения, а также сульфаты (2,6 г/л), хлориды (10,2 г/л), натрий и калий (7,85 и 0,018 г/л). Агрессивность веществ подтверждают слова очевидцев о том, что редкая птица, сев на водную поверхность, могла после взлететь.

При малейшем повреждении (в том числе в результате боевых действий) перегруженный, давно себя изживший шламонакопитель выплеснет наружу все эти вредные вещества, чем нанесет серьезный удар не только по грунтовым и поверхностным водам. Объект расположен всего в полутора километрах от реки Кривой Торец (впадающей в главную водную артерию Донбасса - реку Северский Донец) и в 14-15 километрах до ближайших водозаборных сооружений в населенных пунктах Белокузьминовка и Часов Яр, жители которых попросту останутся без питьевой воды.

Пострадает и почва - от сильного загрязнения медью, никелем, кадмием, свинцом. Впрочем, кощунственным отношение к ней было и в довоенное время. По рассказам работников завода, руководство предприятия утилизировало соляную кислоту, попросту выливая ее на землю. Причем, не только свои запасы, но и привозные, запорожские. А сколько лет общественные организации пытались решить вопрос с двумя десятками цистерн с кислотой, простаивающих на запасных железнодорожных путях... К сожалению, безрезультатно.

Ситуация на Константиновском химическом заводе усугубляется еще и тем, что предприятие осталось без хозяина. А значит без четкого контроля за сохранностью целостности объектов заводской инфраструктуры и обеспечением грамотного обращения с многочисленными отходами, без соблюдения природоохранных требований и норм. Тем более, что согласно Закону Украины «О временных особенностях государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности», введенный в 2016 году мораторий на проведение проверок продлен, как минимум, до конца 2017 года.
ООО «Никитртуть»

Под Константиновкой обнаружена несанкционированная свалка старых ртутных ламп. Многие из них разбиты, разбросаны по посадке близ ручья, впадающего в Шанхайский ставок - любимое место отдыха горожан. И среди бытовых отходов на городском полигоне в Мариуполе нередко встречаются ртутные термометры и люминисцентные лампы. К сожалению, подобные случаи в последнее время нередки.

Ртуть считается одним из самых токсичных веществ. Обыватели уверены, что даже если ртутная лампа разобьется в помещении, достаточно его проветрить и протереть пол раствором из марганцовки, мол, сколько там той отравы. Но если посмотреть на проблему глобально, картина вырисовывается не такая уж привлекательная: в каждой лампе содержится от 4 до 150 мг ртути и поэтому данные электроприборы относят к 1, самому высокому классу опасности. Причем здесь лампе ртуть находится в настолько мелкодисперсном состоянии, что площадь пятна контакта микрошариков вещества с воздухом будет составлять около пяти тысяч квадратных сантиметров. И эти пары не растворяются, а надолго «зависают». Ежегодно на украинские свалки попадают более 500 килограммов ртути (!). Вместе с тем, лишь один грамм способен привести к загрязнению более 3300000 м3 воздуха или 200000 м3 воды.

Вот почему отработанные ртутьсодержащие лампы подлежат специальной утилизации. Еще пару лет назад сертифицированной демеркуризацией занималось уникальное производство ООО «Никитртуть», созданное на руинах некогда мощного Никитовского ртутного комбината. Предприятие получало металл из отходов, поступающих со всей страны, ежегодно перерабатывая около 760 тонн.

В настоящее время деятельность ООО «Никитртуть» приостановлена, так как потенциально опасное предприятие находится вблизи линии разграничения и подвержено артобстрелам. И значит проблема утилизации вредных отходов для обеих сторон от линии разграничения остается неразрешенной. Однако в ДНР ведется надежный контроль за деятельностью предприятий, а на Украине в "зоне АТО" все проверки соблюдения природоохранного законодательства остановлены, разрешения на образование и размещение отходов не выдаются. Поэтому мы еще не раз услышим о несанкционированных свалках ртутных ламп на территории Донецкой области, временно подконтрольной Киеву.

Дзержинск
Дзержинский фенольный завод – уникальное в своем роде предприятие. Единственное на территории СНГ с централизованной переработкой фенольного, нафталинового и пиридинового сырья, являющихся продуктами коксохимического производства.

Вещества относятся ко 2-му классу опасности, легко воспламеняются и крайне вредны для здоровья человека (например, нафталин вызывает паралич почек и нервной системы, фенол оказывает сильнейшее раздражающее действие на кожу и слизистые оболочки).

Расположен завод в непосредственной близости от линии разграничения. В результате артобстрелов в прошлом году была повреждена дамба шламонакопителя и начат ее ремонт. Но из-за боевых действий ремонтные работы приостановлены решением Объединенного центра по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон с июля 2016 года.

На балансе завода находятся порядка 70 наземных и подземных хранилищ сырья, полуфабрикатов и готовой продукции. Повреждение любого из них - это чудовищные последствия для окружающей среды и прямая угроза здоровью и жизни людей. Речь идет как о разливах на почву с последующим попаданием в подземные и поверхностные воды, так и о выбросах в атмосферный воздух растворов фенола и нафталина, бензола, толуола, серной кислоты, пиридина и других опасных соединений. В случае возгорания в хранилищах фенол-растворителей к ранее перечисленным веществам добавятся сернистый ангидрид и тяжелые металлы. А прорыв дамбы шламонакопителя неизбежно приведет к отравлению вод Кривого Торца и, как следствие, Северского Донца и Азовского моря.

Авдеевка
На долю крупнейшего в Европе коксохимического завода - ЧАО «Авдеевский коксохимический завод» - до войны приходилось около 20% валового выпуска доменного кокса на Украине, действовало и химическое "крыло" производства. Здесь используются, хранятся и транспортируются многие опасные химические вещества, некоторые из которых являются одновременно взрывопожароопасными. С июля 2014 года предприятие находится в зоне особого риска из-за непосредственного расположения возле линии разграничения. Завод регулярно подвергается обстрелам, несколько раз был обесточен.

Длительное отсутствие электроснабжения серьезно повышает риск залпового сброса неочищенных технических вод предприятия. Неконтролируемые ядовитые аммиак, фенолы и смолы загрязнят земли и водные объекты. Попадание отходов умертвит водоемы на несколько месяцев. Что, безусловно, приведет к непредсказуемым последствиям для здоровья местных жителей: им грозят проблемы с дыхательными путями, химические ожоги, возрастает риск возникновения онкологии.

Авдеевский коксохимический завод, как и все предприятия металлургического комплекса, несут в себе чрезвычайную опасность в случае, если становятся целью артобстрелов. Повреждение углеподготовительных и коксовых цехов, цехов улавливания и сероочистки может привести к выбросам в атмосферный воздух сернистого ангидрида, окислов азота и углерода, аммиака, синельной кислоты, бензола. А в почву и подземные воды попадет угольная пыль. Если же удар придется на смолоперегонный цех, то мы столкнемся с масштабным длительным горением продуктов коксопереработки. На территории завода также находятся более 60 хранилищ и емкостей, где содержатся дизельное и моторное топливо, бензин, различные масла, бензол. Поэтому возгорание на одном из них может привести к цепочке взрывов. В случае пожаров в воздух попадает сажа, тяжелые металлы, соединения серы и пресловутые диоксины. Что нанесет вред дыхательной и кровеносной системам людей.

В заводских местах удаления отходов накоплены миллионы тонн вредных веществ, только в золонакопителе находится около семи миллионов тонн. В случае повреждения целостности этих объектов токсичные вещества, попав в атмосферный воздух, «задушат» не только жителей Авдеевки, но, при северо-западном ветре, и Донецка. Опасение вызывает и возможная утечка фенолов и фосфатов, сульфатов и хлоридов, нитратов, марганца и нефтепродуктов, цианидов и роданидов из пруда-накопителя в реку Кривой Торец, которая, в свою очередь, впадает в реку Северский Донец, обеспечивающая питьевой водой практически весь Донбасс.

Курахово
Кураховская ТЭС - тепловая электростанция конденсационного типа, использующая уголь, отходы углеобогащения каменных углей (промпродукт) и шлам. В качестве растопочного и подсветочного топлива используется мазут.

Основными источниками выбросов вредных веществ в атмосферный воздух являются две трубы (высотой по 250 м) и два золоотвала. В процессе сжигания топлива в атмосферный воздух выбрасываются такие химические загрязнители, как оксиды азота, углерода, диоксид серы, зола и целый букет тяжелых металлов, которые после оседают на растительный покров и почву. Ореол загрязнения атмосферного воздуха распространяется без малого на сотню километров.

Очистные сооружения, к сожалению, не обеспечивают высокую степень защиты. В 2017 году планировалось строительство новой газоочистной установки – общестанционной сероазотоочистки. Введение ее в действие позволило бы уменьшить годовые выбросы в атмосферный воздух сернистого ангидрида на 58 тысяч тонн и оксидов азота на три «с хвостиком» тысячи тонн.

На форму ореола и уровень концентрирования того или иного элемента оказывают влияние и физико-химические свойства почво-грунтов, которые могут способствовать растворению металлов и проникновению их в грунтовые воды.

Работа ТЭС рассчитана под «свой» уголь. В данном случае – так называемые антрацитовые штыбы с малым содержанием серы. Использование любого другого сорта угля может привести к появлению дополнительных элементов в выбросах. Не способствует улучшению ситуации и импульсивная работа котлов, которые из-за нехватки топлива то разогреваются, то остывают. Причем в момент разогрева выбросы выше, чем в ходе стабильной работы.

По данным некоторых исследований, растительный покров в сравнении с почвами загрязнен сильнее. Основным элементом-загрязнителем для биоты является никель. Его надфоновые концентрации местами просто зашкаливают. Превышение фона установлено и для цинка, ртути, молибдена и германия. Можно без труда продолжить начатую от растительности цепь: насыщенную отравляющими веществами траву съест, скажем, корова, ее подпорченное молоко или мясо попадает на наш стол… В результате уже в организме человека запускаются разрушительные процессы.

Источниками загрязнения, как уже говорилось выше, являются и золоотвалы ТЭС: «Сухая Балка» и «Терны». Последний на сегодняшний день законсервирован, но рекультивация вот уже лет 10 не проводится – нет денег. Объект по-прежнему опасен, поскольку находится в непосредственной близости к реке Волчья (которая протекает по Донецкой и Днепропетровской областям и является притоком реки Самары) и расположенному на ней Кураховскому водохранилищу.

Что собой представляет золонакопитель? Емкость, созданную насыпными из золы по всему периметру дамбами. Есть возможность их наращивания. Внутри размещается поступающая по системе гидрозолоудаления золошлаковая пульпа: увлажненная угольная пыль, шлак, шлам от приготовления извести, шлам ХВО и отходы регенерации ионообменных фильтров. Среди опасных составляющих отходов – марганец, медь, кобальт, ртуть, молибден, мышьяк, цинк, свинец, хром, кадмий, железо.

Золоотвалы должны постоянно заливаться водой во избежание пыления. Ведь мельчайшие частицы с легкостью поднимаются в воздух, кружат на ветру и оседают на близлежащих сельскохозяйственных угодьях. В моменты сильного пыления ничего не видно буквально на расстоянии вытянутой руки.

Дабы не допустить прорыва дамбы золонакопителей (а такой «грешок» водился за обоими объектами), необходимо осуществлять постоянный контроль. И особое внимание стоит уделить именно «Тернам». В свое время специалисты-геофизики проводили здесь исследования (специальным прибором, подобно рентгеновскому аппарату, просвечивали толщу дамбы) и определили достаточно обширную ослабленную зону. Иными словами, место вероятного прорыва.

Кроме целостности объектов, необходимо создание сети регулярного мониторинга радиационного фона, состояния воздуха и качества воды. Причем часть отобранных проб было бы не лишним передавать на анализ внешним лабораториям для непредвзятого и объективного результата.

Мариуполь
ЧАО «МК Азовсталь», как известно, производит широкий спектр металлопродукции и одновременно является одним из лидеров по части загрязнения окружающей среды. По информации из официальных источников, комбинат получил от Донецкой областной военно-гражданской администрации отсрочку на выполнение мероприятий по сокращению выбросов загрязняющих веществ в атмосферу еще на 5 лет, несмотря на не выполненные им обязательства в рамках «Программы охраны и оздоровления окружающей среды г. Мариуполя на 2012-2020 гг.»

На балансе комбината находится более полусотни подразделений, в процессе производственной деятельности которых образуется более 150 видов отходов. При этом треть общего объема отходов размещена в отвалах, дамбе шламонакопителя и на свалке.

Наиболее объемными среди отходов являются шлак доменный (отсыпан в дамбу и хранится в шламонакопителе), шлам очистки колошникового газа (хранится в шламонакопителе), шлак мартеновский и конвертерный (размещаются на отвале), шлак выплавки кальцийсодержащих шлаков (вывозится на свалку). Среди особо опасных отходов следует выделить шламы обработки и химической полировки хрусталя, содержащие свинец и его соединения, а также отходы кислородно-конвертерного цеха, в составе которых присутствуют соединения фтора.

Особенность данного предприятия заключается в том, что ряд цехов и объектов инфраструктуры комбината, таких как золонакопитель ТЭЦ, отвал шлаков мартеновского и конверторного цехов, свалка промышленных отходов, расположены непосредственно на побережье Азовского моря.

В этой связи, особую опасность представляет шламонакопитель «Азовстали», расположенный в акватории Азовского моря, с максимальным удалением от берега до 600 м. В нем, по имеющимся сведениям, накоплено более 10 млн. тонн шламов и шлаков, и располагаются они на 1,5-2 метра выше уровня моря. Поэтому любое нарушение целостности дамбы гарантированно приведет к беспрецедентному по масштабу загрязнению токсичными отходами морской акватории и необратимым последствиям для морской биоты и рекреационных территорий.

Недостаточные объемы утилизации отходов на предприятии приводят к их еще большему накоплению. И как следствие, постоянное загрязнение Азовского моря сбросами вод из золонакопителя, безнаказанное, к сожалению, отравление атмосферного воздуха многокомпонентной металлургической пылью, сдуваемой с отвалов и содержащейся в пылегазовых выбросах комбината.
Материалы для публикации предоставил Роман Кишкань
Фото из открытых источников / 05 июня 2017