Пусть ей будет тепло!

ОКНО В ДОНБАСС
… Тогда был 2014 год. В Донецк пришла война, отобрав пенсии и зарплаты, большинство людей выживали, благодаря гуманитарной помощи и случайным заработкам. Мы с двумя детьми только недавно переехали в Донецк, квартира наша в соседней Авдеевке была разрушена, там утвердилась власть «захысныкив».

В Донецке мы сняли жилье, я продолжала скорее по привычке ездить на работу в университет, хотя зарплату нам не платили уже три месяца. Приближался новый 2015 год. Праздник не радовал – в воздухе вместо салютов раздавались залпы взрывов, а в сводках новостей мы узнавали о новых разрушениях и смертях.

Ни о каких подарках, гуляниях не шло речи. Мы пытались выжить на те деньги, что еще платили мужу. Но были траты, без которых никак нельзя было обойтись. Например, теплые штанишки для младшей дочери. С нашими скромными средствами нам были недоступны торговые центры и детские магазины, а потому мы с ней отправились на рынок.
До войны в это же время тут наверняка было многолюдно, а сейчас нас встретили два торговых ряда с унылыми продавцами и редкими покупателями. Контейнер с детскими вещами располагался тут же, там сидел худенький парень. Помню, что еще с досадой подумала, что такой вряд ли поможет с выбором. Мы с малышкой рассматривали товары, и я неожиданно разговорилась с парнем.

- Сегодня опять были прилеты, достали эти укры, - сказал он, чтобы просто сказать что-то, удивительно ловко перебирая при этом свой товар. Он доставал вещи, прикладывал к моей дочке и откладывал в сторону.

- Так достали, что нам пришлось даже уехать от них, освободили от всего: от воды, света и дома, - горько пошутила я. – Мы с Авдеевки.

Продавец понимающе кивнул, начал расспрашивать о судьбе моего города. Так под неспешную беседу мы выбрали теплые штанишки дочке. Я достала деньги, чтобы расплатиться, как парень вдруг твердо сказал:

- Не нужно денег, я вам это дарю, не спорьте. А еще возьмите, пожалуйста, теплые джинсы и пайту. Они будут впору, я вижу. Я хочу, чтоб ей было тепло.

Я долго отказывалась, пыталась отдать вещи, которые уже держала в руках дочка. Помню, пыталась заплатить хоть часть денег за покупку. Но продавец был непреклонен. Вы такое встречали, вот скажите? Чтобы продавец уворачивался от покупателя, который пытается ему сунуть деньги?

Мои слова благодарности перемешались с растроганными слезами,
и с обновками мы пошли домой. Дочка щебетала, прижимая к груди пакет,
а я не могла прийти в себя.
Прошли долгих два года. Было все: отчаяние и снова надежда, война превратилась в нашу, увы, неизбывную реальность, мы научились в ней жить,
я нашла работу, получаю зарплату и могу позволить делать родным приятные подарки. Дочка давным-давно выросла с тех вещей, и я их передала многодетным соседям.

Но все не могу забыть того паренька на захолустном донецком рынке.
Я несколько раз потом искала его, хотела отблагодарить, сказать ему слова признательности. Но, увы, он как сквозь землю провалился. Я приходила на рынок и в будние, и в выходные дни, но так его и не нашла. Может быть сменил место работы, может вообще уехал. Просто наваждение какое-то.

И, когда говорят, что чудес не бывает, то я всегда помню промозглый донецкий рынок и этого худенького паренька. Тепло, которое он подарил нам от чистого сердца, до сих пор со мной, я тоже пытаюсь дарить его окружающим. Оказывается, это очень приятно запускать круговорот добра в природе.

А потому в наступающий 2017 год желаю всем – пусть вам будет тепло,
пусть всегда найдется тот, кто согреет душу и сделает мир немного светлей.
Юлия Андриенко / 14 января 2017