Высота моей Родины

ОКНО В ДОНБАСС
Саур-Могила: с места событий

Каждый, кто ступает на священную, мученическую землю Саур-Могилы, исполнен особых чувств - это скорбь и гордость, боль и восхищение подвигами. Здесь герои двух войн щедро полили каменистый степной грунт своей кровью.

Главенствующая на Донбассе высота 277,9 м стала дважды символом мужества и стойкости - как в грозном 1943-м, так и в страшном 2014-м. Здесь осколки от мин времен Великой Отечественной перемешались с осколками снарядов, выпущен-ных из современных «Градов». В этой земле лежат герои и той, и этой войны.

Еще свежи в памяти летние дни 2014-го, когда мы ловили любую информацию о судьбе Саур-Могилы, где разворачивались кровопролитные бои. Для нас этот курган на генетическом уровне был и есть не только стратегическая высота, но и символ несгибаемости, символ освобождения Донбасса. Каждый из нас отказывался верить: как, после 1943-го, когда тысячи бойцов огромной многонациональной страны оплатили своими жизнями выстраданную Победу, теперь, спустя десятки лет мирной и счастливой жизни, в эти святые памятники могут стрелять украинские танки...

В ходе сражений легендарная высота дважды переходила из рук в руки, пока не закрылся Изваринский котел, а вскоре над руинами непокоренной Саур-Могилы взвились флаги Донецкой Народной Республики.
ЖЕЛЕЗНЫЕ СОЛДАТЫ
...Начало апреля в нынешнем году выдалось теплым и светлым. Необъятная донбасская степь, чуть согревшись от яркого солнца, только-только приготовилась зазеленеть травами и цветами. Ветер, гуляющий здесь постоянно, в этот день удивительно ласков. Сегодня понедельник, 3 апреля. На Саур-Могиле много людей, и каждый из них прибыл сюда не просто так. А этот яркий чудесный день только подчеркивает особый трагизм событий, о которых мы беседуем, поднимаясь по склону Саур-Могилы.

С Юрием Ожибко, харцызским таксистом, мы идем в полном смысле слова
по местам боев, и он вспоминает, как вместе с ополченцами в составе батальона «Восток» держал этот рубеж летом 2014-го. Называет имена,
а больше позывные - ведь здесь никто не спрашивал фамилий и регалий: перед лицом опасности все были равны, каждый пришел по своему убеждению воевать за Родину. Из разных городов и поселков, с разными профессиями и характерами, эти парни делали одно дело - защищали родной Донбасс.

Огромное лицо воина с чугунного барельефа испещрено осколками, успевшими поржаветь от влаги. Его спокойный взгляд устремлен вдаль,
и весь облик бойца словно говорит: мы выстояли, чтобы жили вы.
- Через каждые 5-7 дней была ротация, - говорит Юрий Владимирович.
- Люди менялись, готовили окопы друг для друга. В первый раз, когда попал сюда, нам дали команду окопаться. А земля здесь очень твердая, каменистая, а когда в 1970-х строили мемориал, еще и укатали техникой. Совсем небольшой окопчик пришлось рыть несколько дней. Мое первое укрытие - углубление, где был Вечный огонь. Конечно, там уже не было коммуникаций, сорвана решетка...

Юрий показывает место, где был его земляной окоп - он выкопан почти на вершине, у парапета, прямо на дорожке из местной пластушки. Эти окопы сейчас зарыты, выровнены дорожки, но очертания укрытий все же видны. Невосстановленный каменный парапет зияет провалами от танковых снарядов.

- У нас практически не было серьезного вооружения, - продолжает Юрий. - Только автоматы, да одна двухствольная ЗУшка, слегка подпорченная - ее периодически заклинивало. Зато по нам лупили нещадно из таких стволов...
Украинские танки и «Грады» методично били по мемориалу, разрушая труд тысяч советских людей, увековечивших Великую Победу. Били, словно хотели отнять у нас память и гордость, убивая чугунных солдат. А рядом с ними гибли солдаты из плоти и крови.
36-метровая стела стояла долго, многократно пробитая насквозь. Долго держался отлитый в металле солдат с поднятым в небо автоматом, с развороченной от танкового заряда грудью... Теперь тут сплошные руины. На остатках одной из стенок стелы белеет надпись: «Здесь погибли Толстый и Филин. 08.07.2014 г.». Это Максим Могилевский и Александр Горячев. Снаряд из ствола украинского САУ прилетел прямо в их окопчик, расположенный чуть ниже вершины кургана. На этом месте установлена памятная плита: «Погибли при обороне Саур-Могилы».
ПО НИМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ
За курганом, чуть правее, между черных стволов старых узловатых деревьев - развалины ресторанного комплекса, куда, как говорят, заходил Янукович, приезжавший в праздники со свитой. Во время боев
на этой кухне иногда готовили пищу для ополченцев. Ныне тут только груды камней, из которых были сложены стены.

Рядом, под деревом, - могила в кованой ограде с воткнутыми в металлические завитки листочками с молитвами.

- Тут рядом стояло несколько сгоревших машин, их потом убрали.
А здание красивое было, гостиницу сделали с сауной, - поясняет
Юрий Ожибко.

Возвращаемся наверх, осматриваем остатки стелы, где уцелел только огромный сапог 9-метровой скульптуры. Солдатский сапог подернут ржавчиной и пробит мелкими осколками. К нему теперь кладут цветы.

Неожиданно раздался гулкий звон колокола. Он укреплен на невысокой крестообразной звоннице, и каждый пришедший сюда может ударить в него - в знак памяти и скорби.

Рядом семь могильных крестов - здесь нашли последний приют бойцы батальона «Восток», «медведевцы», защитники Саур-Могилы. Около
десятка людей рассматривают надписи, мужчина помогает малышке
ухватить колокольную веревку. Вероятно, это большая семья.
- Да, мы родственники, собрались на юбилей к бабушке, она в Торезе живет, - поясняет женщина средних лет. - Вот это россияне, приехали из Астрахани, мы - дончане, а этот парень из Мангуша, но он не «укроп», он наш, родной... Не могли не приехать сюда. Очень больно смотреть на все это...
Они обнимаются и фотографируются одной дружной семьей. И объятия
их очень теплые, крепкие, а вот лица совсем без улыбок. А мне вспомнилось, как мы фотографировались всей нашей редакцией в один из приездов к памятнику на Саур-Могилу в День Победы - лет десять назад. Было много солнца, много людей и цветов у Вечного огня... Мы, вспомнив свое детство, уже со своими детьми сбежали вниз, за курган, искать старые осколки от мин. Такие ржавые сувениры мы находили когда-то, будучи пионерами...

Теперь тут разбросаны другие осколки. И мальчишки будут находить
их еще много лет среди камешков и полыни...
МЕМОРИАЛ ВОССТАНОВИМ!
Тишину разгоняет шум строительной техники - у подножия холма
строится часовня. Признаться, когда мы ехали на Саур-Могилу, даже не представлялось, что тут такая огромная стройка. «Объект называется «Часовня на подиуме», то есть будет 13-метровая церквушка, установленная на широком бетонном основании, так как тут уклон, - пояснил Андрей Переверзев, мастер строительного участка треста «Донбассстрой», силами которого осуществляется часть большого
проекта восстановления мемориального комплекса «Саур-Могила».

Андрей Иванович показывает эскиз проекта:
- Будет восстановлена и стела, и барельефы. Напротив них, с другой стороны широкой лестницы, - три мемориальных музея, где будет собрана вся история Саур-Могилы. А пока строим часовню. В основание уже залито несколько сотен кубов бетона - его везут с донецкого бетонного завода. Готовность объекта - без отделки - примерно 80%. Церковь из кирпича, стены будут оштукатурены, основание подиума и самой часовни облицуют гранитом. Увенчают строение два купола - один над другим.
Андрей Переверзев говорит, что по срокам строители укладываются -
к началу мая должны установить наверху крест. Каждый день, кроме воскресенья, трудятся от 10 до 20 человек - в зависимости от рода работы.

- Начали стройку в октябре прошлого года, вырыли котлован, заложили нулевой цикл, - рассказывает мастер участка. - И зимой много работы сделали, когда погода позволяла. Сейчас идет кладка стен, потом нужно будет заливать бетон, формируя свод. Думаю, закончим вовремя. Летом можно будет приступать к отделочным работам. Конечно, в этот проект нужно вложить много труда и средств, и не один год продолжится стройка. Но все мы верим, что Саур-Могила будет восстановлена.
НАВЕКИ ОСТАЛИСЬ ПЕХОТОЙ
Около строящейся часовни - несколько рядов могил с крестами и обелисками. Тут лежат ополченцы-герои, погибшие в боях за Дебальцево
в 2015 году. Один из холмиков приводят в порядок немолодые мужчина и женщина, старательно разравнивая рыжую глинистую землю. На фотографии молодой десантник в голубом берете. Алексей Глущенко родом из этих мест, из шахтерского поселка под Снежным.

-Ему было 36 лет, единственному сыночку, - печально говорит его мама. - У нас поселок совсем маленький, из наших он один пошел в ополчение. Погиб... Приезжаем с отцом теперь сюда. Когда нам предложили похоронить сына здесь, сразу согласились, а теперь жалею - как
долго сможем приезжать? Ведь годы идут...

Мы с Юрием пытаемся успокоить женщину:
- Зато тут место святое и тут всегда люди, и они будут с благодарностью смотреть на фотографии этих ребят.

У мужчины на глазах слезы, он их смахивает украдкой и наклоняется
над могилой сына.
-Тут лежат ребята из разных мест, - говорит он чуть слышно. - Вот этот из Красного Лимана, брат его однажды приезжал, но уже давно его не было. Из Донецка есть, из Шахтерска. Мы эти могилы тоже убираем...
Спрашиваем о семье Алексея. Женщина хмурится, а потом бросает резко:
- Да «укропка» она ярая, уехала к своим на Житомирщину. Это до войны еще было, разошлись они... Внучку увезла, не позволяет нам видеться с ребенком. Как-то созвонились, так она нас стала убийцами обзывать. Бог ей судья! А для нас горе страшное...

На соседнем кресте - фотография улыбчивого бойца в каске.
- Это Андрюха «Гавр» из Донецка, воевали вместе, - говорит Юрий Ожибко. - Веселый был, острослов, бесшабашный такой. После Саур-Могилы пошел в танкисты... Тут воевали бойцы из многих городов и поселков Донбасса, россияне, осетины, чеченцы - все они были добровольцами.

Наше внимание привлекает надпись латиницей на одном из крестов -
то ли чех похоронен, то ли серб. Вот такое международное ополчение. Меж могил подбираем несколько автоматных гильз. Их тут много - бойцы очередями салютовали, когда хоронили боевых товарищей.
Крайний ряд из восьми могил выделяется не крестами, а стальными касками у изголовья. Каски старые - из 1943-го. Эти захоронения появились здесь в сентябре 2014 года. При разминировании мест боев на Саур- Могиле бойцы ополчения случайно наткнулись на неизвестную ранее братскую могилу. Останки 83-х бойцов Советской Армии были перезахоронены с воинскими почестями. Только три фамилии этих героев удалось установить.

Царствие небесное вашим душам, защитники Родины.
Мы корнями насквозь проросли,
Но навеки остались пехотой,
Что в глубоких объятьях земли,
Мертвой хваткою держит высоты...
Эти строки Леонида Корнилова выбиты на гранитном постаменте, где установлен новый памятник новой войны, - созданный из изящных кованых роз и смертоносных осколков...
Татьяна Третьякова / Газета «Панорама», г. Харцызск
Редакция благодарит Юрия Ожибко и службу такси «Фаэтон» за содействие в подготовке материала