Жизнь, война и история ЛНР

ОКНО В ДОНБАСС
- Девушка, слазьте с тележки!
- Жень, гони! Сматываемся!

Луганский строительный магазин огромный. На телеге можно гонять быстро. Правда злые дяди-продавцы не дают. Ругаются.

Магазин огромный и там можно купить почти всё. Причем, по нормальным ценам, а вовсе не сильно завышенным. Электрические чайники, хрустальные люстры, обои, краски, карандаши, телевизоры, сервизы...
Жаль, людей мало. Раньше, поди, было не протолкнуться в этих коридорах.
К сожалению, большинству сейчас это не по карману. Но так или иначе, магазин стоит, значит спрос есть.

Луганск вообще за два года превратился в улей. Местами на улицах и рынках он напоминает Москву начала 90-ых, где снуют деловитые люди, наляпаны палатки и ларьки. Людей все больше и больше возвращается.
Бои ведь идут на линии разграничения, а здесь, "в тылу", экономика пытается как-то выживать.

Большинство павильонов на рынке, куда прилетели снаряды в 14-ом, отстроили. Но еще не все.

Шиномонтажи, парикамахерские, суши-бары... Рынок полон людей и открывается много новых магазинов. Будем жить!

Мирная жизнь
В пятницу мы были в Первомайске и там был репортер "Луганск 24", взял у меня интервью. Но в итоговой передаче в воскресенье меня не показали. И я знаю почему.

Посмотрела его репортаж о городе. Там строятся дома, восстанавливаются школы и детские сады. Улицы убирают и музыка такая, знаете, бравурная. И это все правда. Так и есть. Город действительно сильно изменился, и стройка идет мощным ходом. Многие дома полностью остеклились. Изменилось многое.

Мирная жизнь города. Светит солнце. Рабочие со шпателями, девушки с колясками, детишки на площадках. И эта музыка, что хочется вскочить
со стула, как же хорошо.

Только вот репортер забыл рассказать, что там продолжают фигачить из орудий так, что в центре осыпается штукатурка.

Хотя он не виноват.
Репортер, в смысле. Когда он там был, бомбило слабо. Да и не поехал
он в так называемую "серую зону" - в Михайловку. Не поехал в Калиново.
Пригороды Первомайска. Где бы жители рассказали, как все хорошо.
Не виноват репортер.
Да и мы все не виноваты.
Никто вообще ни в чем не виноват.
А я не знаю что делать.
Рвать на себе волосы? Выть, орать?
Писать уже не могу. За два года исписалась так, что сил нет продолжать одно и тоже. И не могу не писать, как заезженная пластинка, которая всем надоела. Пульсирующая безысходность, когда ты ничего не можешь изменить.

Даже жителям надоело жаловаться. Они не будут говорить про бомбежки.
Будешь брать у них интервью, рядом будут отрабатывать танки и минометы, а они лишь скажут, что, блин, опять дождик пошел. Что-то холодный апрель.

Такие дела. Апрель и правда холодный.
Впереди весна, и надо успеть огороды засадить.

Эта часть авиабомбы найдена в парке им. Крупской в Первомайске.
Вы любите ходить в музеи? Я нет, может поэтому в местный музей истории попала только через два года после постоянных поездок в этот город.
Авиабомбу сразу в зале не приметишь - такая она маленькая - стоит в уголочке, и какая же она большая.

Зато другие экспонаты забирают сразу полкомнаты. Например "Смерч".
Когда-то для меня "Смерчи" и "Грады" были просто слова. Теперь даже я их могу отличить между собой по виду. Дети же там различают их не только по виду, но звуку и дальности выхода и прихода - танки, гаубицы, минометы и т.п. Они поправляли меня, когда я пыталась угадать что же именно стреляет.

Это "Смерч". Помню эту кассету - она валялась под памятником Ленина. Ее принесли сюда, как, впрочем, и большинство экспонатов. Сотрудники говорят, что жители до сих пор что-то приносят.
Под памятником в центре города стоит музей под открытым небом. Нижние слои проржавели, просели и рассыпались, сверху лежат свежие. Хорошо помню всю модификацию пополнения снарядов на протяжении уже двух с половиной лет.

Эта куча снарядов скорее напоминает развал по приему металла.
Сейчас приносят редко, и не потому что нечего нести. Уже надоело и привыкли к сосуществованию с ними. Какой тут музей истории?

В Первомайск снаряды почти не прилетает, но Михайловку, Калиново, пригород, ВСУ бомбят ежедневно. Дети там бегают не замечая бомбежек
по улицами и, играя, роют окопы.
Под Лениным лежат в основном "Грады" - полагаю, самые часто встречающиеся останки от снарядов. Они валяются в огородах, у заборов. Кто-то их выкидывает, кто-то прячет и если ты его спросишь - что "расхреначило" его дом, он подведет тебя к покосившемуся забору, поднимет кусок шифера и покажет "что".

Если не знать контекста, большинство этих кусков со стороны напоминают части водосточных труб. Плотнее правда. В аэропорту Луганска зимой
14-го года было огромное кладбище таких снарядов. Сейчас не осталось ничего - все вывезли.

Музей в Первомайске маленький - там всего несколько комнат. Он сам пострадал - стекла побились, стены осыпались. Но здание цело. Сейчас его привели в порядок и он работает. Каждый будний день, вход бесплатный. Туда водят школьников.
Мне кажется, этот музей должен ездить по всему миру, и его должны показывать школьникам всех стран. Со всеми этими снарядами, которые унесли столько жизней. С фотографиями тех, кто вытаскивал людей из-под обломков, кто готовил в социальных столовых, кто чинил электричество и газопровод, ездил на скорых, вывозил людей и все это нон-стоп под массовые артиллерийские обстрелы. С фотографией Жени Ищенко, который взял управление города на себя, когда старый мэр сбежал.

Многих людей, чьи фотографии там висят, я знаю. Некоторых видели и вы в моих репортажах.

А ведь это обычный рядовой музей. Когда ты в него входишь, сразу погружаешься в 19 век с его мебелью, посудой и кружевами. В класси-ческий такой мещанский быт маленького провинциального города Российской империи.

В другой комнате крестьянская жизнь - с сарафанами, лаптями и утюгами.
Куда же без утюгов в краеведческом музее?! Между прочим, с 20 марта там проходит выставка самовара. И это в военных условиях.

Из комнаты с уютом и бытом, сразу попадаешь в комнату Великой Отечественной, где по центру висят портреты семи героев войны - жителей города. Лежат немецкие каски, снаряды и одежда тех лет.

И потом раз - и ты здесь. В комнате истории современности.
В музее, словно бы попадаешь обратно на улицу. В жизнь. А ты в музее.
Все сразу замолкают. И сказать больше нечего и становится как-то неудобно.
В углу комнаты стоит плазма, на которой зациклен ролик про Первомайск с фотографиями и видео.

Когда мы зашли в этот зал, Лена аж взвизгнула:
- Дунь, смотри там фотка твоя! С мальчиком и Вини-пухом!

Сотрудница начала улыбаться:
- Так у нас как класс этого мальчика с ним придет в музей, они все стоят, смотрят и ждут момента, когда эта фотография появится.

Это был февраль 2015 (читать здесь). Первый день перемирия, когда ВСУ пропахало градами полгорода, мы как раз приехали с гуманитарной помощи, и в городе стояла мертвая тишина. Мы стояли у памятника, как вдруг этот мальчишка оказался рядом. У нас было несколько игрушек, который передал Леша - друг, помогающий собрать гуманитарку для Донбасса. Он попросил сделать несколько фотографий с детьми и игрушками. Мы и пихнули парню этого Винни-пуха и сфотографировали его.
Снимок, конечно, постановочный, но мы не хотели этого. Так случайно получилось. Фон вышел сам собой.

А как уехали из города, я все не могла понять - как так получилось, что он там был один? Тогда хреначило по городу так, что кишки прилипали друг другу. ОБСЕ в город отказывалась ехать.

Я попросила сотрудницу промотать ролик обратно до этого фотографии, как вдруг поняла, что в ролике немало других моих снимков. Господи,
я стала частью экспонатов этого музея.
Евдокия Шереметьева / 10 апреля 2016
Источник: ЖЖ Маленькая Хиросима

Об оказании гуманитарной помощи для жителей Донбасса,
которой занимается Евдокия Шереметьева, читайте здесь.

В оформлении использованы работы луганского художника М. Вольштейна